фанфик
21 июля 2019 в 02:00
добрый сказочник.
ночь постепенно взяла вверх над днём, и огоньки в окнах квартир один за одним начали гаснуть. в одном из таких окон засыпала одна милая девочка, но засыпала она лишь по убеждению ее строгих родителей, на самом деле, девочка ждала своего ночного гостя.

гость посещал ее почти каждый вечер, и каждый вечер на ночь читал ей сказки. имени его она не знала, для неё он был просто сказочником. сама по себе девочка была капризной и не имела друзей, и вообще была можно сказать даже слегка высокомерной, и чтоб добиться расположение этой юной красавицы, нужно было ну очень постараться. не знаю что отличало ее от нормальных, обычных детей, быть может то, что она жила в своём мире игрушек и вымышленных персонажей, где добро всегда побеждало зло, и кто как не сказочник мог понять ее, непонятную сему миру натуру. кто такой сказочник, откуда он, сколько ему лет и прочая потребительская информация о нем отсутствует, да и она не к чему, для этой дружбы хватало одного - он сказочник и точка. подобно оле лукойе, являющийся детям и вместо зонта сновидений, дарил детям тёплые, добрые сказки. и кто как не он, который мог понять эту девочку и разглядеть в ней не какую либо зазнобу, а хрупкую и трепещущую душу, верящую в чудеса и в принца - своего спасителя. потому она так нуждалась в нем.

сказочник являлся самым что ни на есть магическим образом из ниоткуда, в углу тень приобретала черты, в уютном мягком кресле начинали играть и искриться огоньки достигнув апогея мерцания - силуэт приобретал человеческий облик.

появлялся он скромно, глядя в одно и тоже время в пол, но при этом взгляд его уходил куда то в задумчивую даль, именно это ей в нем завораживало, она была готова бесконечно переживать эти моменты, но тут же вытесняли мысли предвкушения новой сказки, и ребёнок по детски забывая все, с приоткрытым ртом и заворожённым взглядом ждал когда сказочник начнёт, пытаясь предугадать вступление и о чем будет новая сказка.

сказочник виновато поздоровался, горько улыбнулся и уставши спросил:
— какую сказку желаете сегодня, сударыня?
девочка потерялась, ранее он никогда не спрашивал, и сразу начинал, в голове проскользнула тревожная мысль, но сказочник ее успокоил:
— тебе недавно исполнилось 15, и я немного в замешательстве, боюсь что в этом возрасте вам уже неинтересны мои сказки, ведь они о добре, о простых и искренних отношениях..
— нет, что ты! что ты! сказочник! — перебила она его, — нет! продолжай! я очень люблю твои сказки, и возраст тут не причём, разве возраст имеет значение? — запаниковала она.
— нет разумеется, — виновато усмехнулся сказочник, — конечно же возраст не помеха.
было видно что ему понравилось такое негодование, будто он подтвердил свои глубокие догадки.
— но.. тем не менее, тебе 15. ты растёшь и превращаешься в девушку, — начал было он.
— ну и что? ну и что! — заупрямилась она, — что в этом такого?! я ребёнок и не хочу быть взрослой! ты будешь мне рассказывать сегодня или нет?

сказочник почувствовал что вечер сказок может прерваться и оно к лучшему, но его долг как будто бы был обязательно рассказывать на ночь добрые сказки, иначе детки уснут в своих серых снах и доброму сказочнику будет досадно от того, что так случилось.

— хорошо, я согласен... — устало проговорил он.
закатив голову на спинку, подбирая слова, внезапно сосредоточено и пристально, поймав взгляд растерянной хозяйки, впился в нее:
— вот ты говоришь что ты ребёнок... ладно. но у тебя грудь растёт... или мне кажется... хм... давай-ка, приподыми пижаму, дай мне взглянуть и убедиться что это не так.
милашка по детски доверившись, задрала пижаму до подбородка.
— вот, смотри.. — недоуменно пробормотала она, — теперь можно сказку послушать?
у сказочника ёкнуло в сердце. взгляд перестал быть отстранённым. глаза загорелись, зрачки засуетились.
— но... но.. позвольте.. но.. — сказочнику нужно было что сказать, но все его мысли спутались.
— дурашка! — весело хохотнула она, — это ж бюстгальтер, это из за него объём такой! — и тут же обиженно добавила:
— а грудь у меня маленькая..

сказочник потерялся. мысли спутались. не мог понять и с ходу правильно ли он действует? вернее понять то он понимал, но вот признать этого не хотел. иначе терялся весь его смысл быть сказочником. поняв что рубикон пройден, сказочник продолжил:

— знаешь сударыня.. я и не разглядел.. когда я появлялся в комнате, от мерцаний немного ослепило меня.. ничего не вижу.. — и тут он в край осмелел, продолжил:
— иди ка сюда, дай я хоть потрогаю... — он пытался это сказать так, повседневно, словно кошку погладить.

красотка насупилась:
— как? ты ведь бестелесен? ты ведь говорил об этом, когда сравнивал себя с мыслителем. помнишь?

сказочник задумался. ему казалось что это он говорил другой девочке, которую так же навещал по ночам и рассказывал сказки. времени вспоминать не было, потому сказочник быстро ретировался:

— ну конечно же я пошутил, — и улыбнулся растерянной улыбкой, привычной его образу.

дитё, приняв это за чистую монету, хлопнув ладоши, в предвкушении сказки, не стала подгонять старика начать уже присказку, пытаясь насладится моментом ожидания премьеры, но сказочник не торопился. мысли его расползались как черви вываленные на стол, алые соски на аккуратных детских грудях так и будоражили его воображение, как и воображение того злополучного принца, которого ждала наивная милашка.

сказочник все же перестроился, наладил ход своим добрым мыслям:
— жила была маленькая принцесса... — начал было он импровизировать, пытаясь вывести решение задачи. но тут он задумался, пытаясь придумать ходы и комбинации к тому, чтоб быть не уличённым в сексуальной озабоченности. на ум ничего не приходило. но низменное желание брало вверх и сказочник продолжил:
— а давай лучше играть в игру? — как бы невзначай предложил он.
— давай! а в какую? — ничего не подозревавший ребёнок был удивлён и заинтересован.
— в художника и натурщицу. я буду тебя как будто рисовать.
— а ты умеешь рисовать? я тоже рисую! — обрадованно произнесла она, и тут же добавила:
— хочешь покажу?
— да, но попозже, — сказочник притворно выразил заинтересованность, давай сначала играть. раздевайся и ложись.
— как это? — поступилась малолетка.
— ну как-как.. как обычно ложатся когда позируют. — сказочник сказал это так спокойно и уверенно, будто это было что то обыденное и ничего постыдного в этом нет.
— но я стесняюсь тебя.
— и зря. я же сказочник. я не тот кто будет тебя оценивать.. мне вообще все равно, да и ты для меня ребёнок.

сказать что юная хозяйка была сконфужена — ничего не сказать. но в мыслях её успокаивало: но же сказочник ему безразлично, да и старый он вдобавок. посопев немного, покривив лицо, девочке вдруг перехотелось эти игры.
— скучная игра получится. ты же по правде меня не будешь рисовать, давай во что-нибудь другое? давай?
— хм.. жаль.. это веселая игра, но раз ты настаиваешь, то можно придумать что нибудь другое. жмурки например.. — задумчиво предложил сказочник.
— жмурки о, класс! — обожаю эту игру, — кто первый? давай тыыы! — капризно протянула она.
сказочник согласился, с легким одолжением.
— ладно, — давай сюда повязку. самая лучшая повязка это трусики, мы так в детстве играли. крепко сидят и не слетают. у тебя есть трусики?
— есть, — поспешила она к шкафу, — сейчас выну.
— нет! нет! — сказочник даже осекся, не слишком ли он громко вскрикнул? — нет, что ты.. не нужно чистые, мама потом поругает, снимай те, которые на тебе, я отвернусь, ну же!

девочка попятилась: «ну он же меня все равно не увидит? ну и что в этом такого?», — убедив саму себя, весело вскрикнула:
— отвернись!
ещё момент:
— лови!
и по детски озорно забегала.

сказочник начал задыхаться от удовольствия. он даже не спешил стягивать трусы с глаз, не подглядывать и немного оттянуть удовольствие, будто съедая торт, оставляя самый лакомый кусочек торта на потом. сердце забилось, все внутри пылало и ликовало. но оттягивать на долго у него не вышло, и старик сразу же, будто бы подправляя повязку, вырезал себе узенькую амбразуру. озорное тельцо бегало от него, пряталось, сказочник пытался быть нелепым и неуклюжим, тем самым пытаясь как можно дольше подогревать интерес к игре, веселя этим самым свою цель. но девочка вдруг остановилась.

— ты подглядываешь, — обиженно сказала милаха, прикрывая руками гениталии.
— нет что ты, нет! — возразил сказочник, и чтоб отвести тему резко предложил: — давай теперь ты водишь?
— давай!..
— а мне что ли тоже надо трусы снимать? — охмелевший от наглости сказочник резко вдруг превратился в глупого и не знакомым с правилами своей же «игры», тем самым выпрашивая разрешения раздеться.
— ну не знаю.. а это обязательно?
— вроде да, — неуверенно подтвердил сказочник, снимая трусы.
— ну все, я тебя ищу! — девочка вытянув руки вперёд принялась на ощупь искать свою цель.

сказочник топал, кашлял, специально оставляя звуки чтоб быть скорее пойманным, ему так не терпелось быть пойманным и отисканным, и в тоже время он смаковал каждую секунду наслаждаясь возможностью смотреть на голое почти сформировавшейся тело, при этом не сталкиваясь взглядом с объектом. но девочка вскоре остановилась.
— что случилось? что не так?
девочка молча стянув трусы с головы, указала на полустоячий член, стертый от ежедневного онанизма:
— что это? — спросила она, указывая на стремительно падающий член, который подобно черепахи проваливаясь в панцырь исчезал в волосяной поросли.

сказочник решил спасти положение, и он задорно стянув трусы с её головы, будто не расслышав вопроса, объявил:
— а теперь моя очередь!.. — и стал спешно натягивать трусы на глаза.
чувствуя подозрительность, он решил не жульничать хотя бы первые секунды. добросовестно искать свою цель, однако после минуты-другой безуспешного поиска почувствовал что то не ладное. впереди раздался шорох, скрип пола, сказочник пошёл на звук. сгорбленная фигурка, с узкими плечами, придавала его рукам непропорциональную длинную, отдаленно напоминая паука.
пройдя ещё вперёд наступил на свои же сброшенные трусы, и чтоб их не топтать отшвырнул их ногтю куда то в сторону. наконец то он услышал дыхание. упёрся руками в чьё то тело. стал ощупывать. тут он сообразил что это не ребёнок, тревожно сбросил трусы-повязку с глаз. но сообразить ничего не смог, так как тут же получил от отца девочки сокрушительный удар, от которого самым натуральным образом заискрились искры в глазах.

знакомое мерцание, с которым он явился и с которым он ушёл. при одной лишь незначительной разнице, что ушёл он уже без трусов, прихрамывая. конечно же было в этом что то досадное, но сказочник не затаил зла на любу, ведь он всего лишь добрый сказочник, и злу и ненависти — нет в нем места. и в конце концов, он благородный аристократ, а образ сказочника, всего лишь доброе хобби.

конец.
позже (10/715) раньше
45 просмотров
Комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
[Ссылка]
[Блог брат_шимпанзе]